Верный воинской присяге…

ВРЕМЯ НЕ ВЛАСТНО НАД ПАМЯТЬЮ ОБ ОСВОБОДИТЕЛЯХ СУДАКА

Все  чаще мы говорим о Великой Отечественной трафаретными, шаблонными фразами, все больше память о ее героях превращается в некое отвлеченное понятие. А тут вдруг – живая боль, которую  не стерло ни время, ни расстояния.

Маленькая хрупкая женщина с огромными печальными глазами пришла в редакцию как раз накануне празднования очередной годовщины освобождения Судака от немецко-фашистских захватчиков. Волнуясь, пояснила: Михаил Иванович Сергеев, мой дядя, погиб, освобождая ваш город, и похоронен в Судаке на Холме Славы.IMG_1268

Галина Юрьевна Рыбак приехала специально к этой дате, чтобы поклониться дорогой могиле, пройти тем самым маршрутом раннего утра 14 апреля 1944 года, ставшего последним в жизни паренька, только лишь успевшего встретить свою двадцатую весну Миши Сергеева.

Она его так и называет – Миша, ведь  уже намного старше ее собственный  сын, удивительно похожий на своего не вернувшегося с войны деда.

миша сергеевУроженец деревни Власьево Киржачского района Владимирской области (с 1929 по 1944-й Киржач был центром района в составе Александровского округа Ивановской Промышленной области – прим. ред.), Миша Сергеев был призван в Красную Армию восемнадцатилетним в 1942 году. Его сестра Валентина Ивановна (по мужу Захаренко), мама Галины Юрьевны, которая младше брата на 9 лет, вспоминала, что  был он скромный, добрый, застенчивый, никогда ни о чем для себя не просил. На фронт его провожала девушка, да вот после следы ее затерялись.

Галина в детстве не очень запомнила рассказы о Мише  — знала, что погиб на войне, что дедушка, Иван Григорьевич Сергеев (он воевал в гражданскую, был там серьезно ранен, поэтому на фронт его не взяли, трудился для оборонки на заводе), приезжал в Судак в 1973 году. В семье хранится маленькая фотография Миши с надписью на обороте: «На память папе от Михаила. г.Сочи, военный госпиталь. М.Сергеев. 15.11.43 г.» А Валентина Ивановна переживала, чтобы сохранилась память о брате, просила своих дочек, чтобы назвали сыновей в честь погибшего. В житейских заботах они поступили по-другому, и в повседневной суете мало задумывались о своем героическом родственнике.

А в прошлом году Галина Юрьевна узнала о сайте «Подвиг народа», где многие смогли найти сведения о родных, воевавших в Великую Отечественную. Там она прочитала о Мише Сергееве, посмертно награжденном орденом Отечественной войны. И защемило сердце – от осознания утраты и желания узнать о нем больше. Сведений о Мише в разных источниках нашлось немного, а отец, Юрий Павлович, сказал ей, что когда-то все сохранившиеся документы были переданы в наш город, очевидно, для музея боевой славы. Так родилось решение приехать в Судак самой.

Сбиваясь от переполняющих эмоций, торопливо зачитывала Галина Юрьевна отрывки из воспоминаний о танковом экипаже В.Л. Савельева, в котором воевал Миша Сергеев: «Командир танка М4А2 «Sherman» 244-го отдельного Феодосийского танкового полка Отдельной Приморской армии, младший лейтенант Савельев особо отличился в боях за освобождение Крымского полуострова.

12 апреля 1944 года, во время прорыва обороны противника в районе села Султановка, обходным маневром зашел в тыл вражеской противотанковой батареи, огнем и гусеницами уничтожил несколько орудий. Своими действиями дал возможность продолжить наступление танкам полка. Вслед за бегущими румынскими солдатами танкисты ворвались в село Арма-Эме, с ходу проскочили Ак-Монайские укрепления и углубились далеко во вражеский тыл. Став в засаде на дороге, Савельев в одиночку захватил обоз и более 100 пленных.

Вечером 13 апреля Савельев получил приказ отправиться в танковую разведку и выяснить силы противника. Два танка вышли ночью, двигались на малых скоростях, чтобы не обнаружить себя. В Судак удалось проникнуть незаметно. Дошли до главной улицы, обнаружили большое скопление войск и техники, двинулись в сторону причала. На развилке современных улиц Ленина и Гагарина ведущий танк вскоре подбила вражеская самоходная артиллерийская установка. Командир второго танка младший лейтенант Савельев вступил в бой с немецким «фердинандом» и подбил его.

Савельев повел свой танк дальше, расстреливая из пулемета гитлеровцев. До 4 часов утра танкисты крушили вражеские части в городе, нарушали коммуникации, помогали наступающим с фронта советским войскам, выполняя боевую задачу. Танк Савельева уничтожил огнем и гусеницами десятки машин и повозок, которыми были забиты улицы города, взорвал здание штаба гитлеровской части. Но на развилке дорог, ведущих к морю и в поселок Уютное, встретил два самоходных орудия и вступил с ними в единоборство. Снарядом, выпущенным противником по борту танка, перебило гусеницу. На оставшейся гусенице механик-водитель Н.Грушин с трудом сдвинул танк с открытого места и сполз к небольшой возвышенности.

Гитлеровцы открыли огонь в упор. Нашим танкистам удалось поджечь еще один «фердинанд», но в это время ударил вражеский снаряд. Танк загорелся. Погибли командир орудия А.Князев и радист М.Сергеев. Тяжело контуженный Н.Грушин потерял сознание. Танк наполнился дымом. Пламя подбиралось к боеприпасам. Савельев с пулеметчиком Ф.Гриценко, тащившим на спине Грушина, покинули поврежденную боевую машину, прихватив пулемет. Василий Львович сказал: «Будем драться до последнего». Держались три часа, пока не подошли передовые части полка». Волнуясь, она говорила:  «Тут сказано, что за три дня  экипаж Савельева прошел с боями от Керчи до Судака, «уничтожил два самоходных орудия, пять противотанковых пушек, один бронетягач и тягач с орудием на буксире, семь пулеметных точек, несколько сот солдат и офицеров. Он разгромил крупный гитлеровский штаб, захватил богатые военные трофеи: 40 автомашин, три орудия с тракторами, два бронетягача, до 300 винтовок и автоматов, 120 лошадей, 50 пароконных подвод и много другого военного имущества. Танкисты взяли в плен до 500 солдат и офицеров противника». И в этом заслуга нашего Миши в том числе…

Тогда, в 44-м, была такая же погода, природа, море, горы, красота – им бы жить, молодым… Я представляю, с какой злостью они там бились, зная, что каждая минута может смертью обернуться. Вчера я увидела Холм Славы – вот этого воина с ребенком – бегу туда: где же Сергеев? И когда увидела эту табличку – 29 человек погибших, и его фамилия там, у меня ощущение было – как будто я такое дело сделала! Я вот здесь стою! Чувствую и вину, и скорбь, и благодарность Мише. И боль, что вот он в чужой земле похоронен, а не на родине, рядом с мамой.

И когда сегодня была на Холме Славы, я ходила и разговаривала с Мишей. У меня было такое ощущение, что я настолько близко к нему… этот временной отрезок, не пространственный – хотя бы этот отрезок я преодолела. Я просила прощения за то, что мы раньше о нем не узнавали. Я не знаю, почему у нас не было этого рвения раньше.1431544158567_4

Мои племянники – они его героем считают. Помнить — это в первую очередь для них нужно, для следующих поколений. Когда в прошлом году я наблюдала в Ессентуках, где живу, за «Бессмертным полком», поймала себя на мысли: такое ощущение, что дети, молодежь несли свои портреты. Вот идет девочка-хохотушка – и на портрете такая же улыбчивая ее бабушка. А вот худенький суровый пацан – и с портрета так же сурово смотрит его прадедушка. То есть настолько гены передались, и причем схожи они не только внешне — в них есть такой же патриотизм. И об этом тоже хочется именно с молодежью говорить.  Т.е. патриотизм, героизм, он не ушел куда-то. В наших детях это  тоже есть, такая же силища и физическая, и духовная, просто они этого еще не знают. И дай Бог, чтобы им не пришлось применить этот патриотизм где-то, как применили их бабушки и дедушки».

Кстати, когда наша гостья накануне встречалась с главой администрации Судака В.Н. Серовым, он пообещал, что к 9 мая обязательно будет изготовлен портрет Михаила Сергеева, и кто-то понесет его в рядах «Бессмертного полка». Конечно, такое внимание приятно. Есть фотография Михаила Сергеева и на стенде в городском Доме культуры, изготовленном в прошлом году к юбилею Победы. Но, наверное, дело чести для нашего города, чтобы Судак увековечил имя воина, погибшего за его свободу, в названии одной из улиц. Ведь есть же у нас улицы, названные именами других освободителей, в том числе погибшего вместе с Михаилом Сергеевым в одном танке Андрея Князева. Поэтому так понятна была чувствовавшаяся в разговоре с Галиной Юрьевной обида за еще одного, дорогого ее семье, героя.

В наградном  листе погибшего Миши Сергеева сказано:

«Сергеев Михаил Иванович, радиотелеграфист танка 244 танкового полка, 1924 г.р., русский, член ВЛКСМ, убит 14 апреля 1944 г. Представляется к ордену Отечественной войны I степени посмертно».

1

А в графе «Краткое конкретное изложение личного боевого подвига или заслуг» написано:

«В боях по очищению Крыма от немецко-фашистских захватчиков сержант Сергеев показал высокую преданность Родине, проявил смелость и находчивость в сражениях с врагом. Ведя неравный бой с двумя самоходными орудиями  врага, танк, где радиотелеграфистом тов. Сергеев, был подожжен. В горевшем танке тов. Сергеев продолжил выполнять боевую задачу, информируя командира полка о ходе боя в сложившейся тяжелой обстановке.

В этом танке сержант Сергеев сгорел, продолжая выполнять долг перед Родиной, верный воинской присяге и подлинный защитник социалистического Отечества.

Командир 244 танкового полка майор Пронин. 20 апреля 1944 г.».миша сергеев

Вглядитесь в военную фотографию сержанта Сергеева, всмотритесь в это лицо: это о нем, щупленьком мальчишечке с такими серьезными глазами, которому на вид вообще лет шестнадцать — сгорел, выполняя долг, в танке… Не дрогнул, не спасался, и уж наверняка не думал о награде. Неимоверно дорогая, самая высокая цена за наступивший мирный апрель… Правда, кому-то из штабистов она такой не казалась, и в углу наградного листа красным карандашом с размашистой подписью помечено: «Орден От. войны 2 степ.  21.4.44 г.» Так оценили боевой подвиг.

Ну а мы сегодняшие – сможем понять его цену? Объяснить ее тем, кто придет за нами?

О.Ковшевацкая

Фото из семейного архива Г.Ю. Рыбак

У Миши Сергеева не осталось прямых потомков. Но удивительным образом его черты воплотились в детях родственников. На него очень похожа пятиклассница Лиза, внучка его двоюродной сестры, которая очень гордится дедушкой, которого знает только по фотографии.  Ну а Алексей, сын Галины Юрьевны, в свои 20 был просто его копией. Наверное, ему передалось не только внешнее сходство, но и настоящий мужской характер: Алексей – военный спортсмен, трехкратный чемпион России по купольной акробатике и парашютному спорту. Об этой связи поколений – одно из стихотворений члена Союза писателей России, автора нескольких поэтических сборников Г.Ю. Рыбак.

 

ДВЕ ФОТОГРАФИИ

 

миша сергеевДве фотографии лежат передо мной,2

       Два мальчика с похожими глазами:

       Взгляд одного затронут был войной,

       Другого – мирными задет годами.

       Обоим от роду всего по двадцать лет,

       Уже не дети, но еще не взрослые,

       Познавши цену поражений и побед,

       Пришлось им каждому, по-своему, не просто.

       Два мальчика, два разных поколенья:

       Сынок мой и его погибший дед,

       Дал Бог обоим им немалого терпенья,

       В глазах  их  мужества я замечаю след.

Надежду на спасение

           в далеком детском взгляде

Я вижу через семь десятков лет,

Жалея мать,

               в глазах он прятал тайну

Так нелегко

                      дававшихся побед.

Но твердая  уверенность

    застыла в этом  взгляде,

Как будто знает Михаил,

 что через много лет,

Алешка будет жить

с похожими глазами,

Продолжив жизнь его,

не зная взрослых бед!..

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *