Дню памяти о россиянах, исполнявших служебный долг за пределами Отечества посвящается: Память в сердце храня

Для справки: День памяти о россиянах, исполнявших служебный долг за пределами Отечества, утвержден Федеральным законом № 320-ФЗ «О внесении изменений в статью 1.1 Федерального закона «О Днях воинской славы и памятных датах России», подписанным Президентом РФ 29 ноября 2010 года. 15 февраля 1989 года завершился вывод советских войск из Афганистана. Новая памятная дата установлена, чтобы напомнить об этом событии, а также в память о более 14 тысячах советских солдат и офицеров, не вернувшихся с афганской войны.
В День памяти о россиянах, исполнявших служебный долг за пределами Отечества, мы вспоминаем также соотечественников, принимавших участие в более чем 30 вооруженных конфликтах за пределами страны. 25 тысяч россиян отдали  жизни, исполняя служебный долг. Основными военными конфликтами, в которых принимали участие советские и российские военные, были войны в Корее и Вьетнаме, Сирии и Египте, Мозамбике и Анголе. События новейшей истории свидетельствуют о том, что российские военнослужащие направлялись в «горячие точки» республик бывшего СССР, в Югославию. Со времени второй мировой войны более полутора миллионов россиян приняли участие в боевых действиях за рубежом.

15 февраля 1989 года закончилась война в Афганистане. Советские солдаты и офицеры, доблестно выполнившие свой интернациональный долг, верно послужившие Родине, возвращались домой. Война, длившаяся с 1979 года, была наконец завершена. Вот уже минуло 28 лет со дня вывода войск. Но боль утрат и воспоминания об этих событиях по-прежнему живы в сердцах ветеранов.

Судакчанин Кирилл Николаевич Афонин – один из участников боевых действий, ветеран войны, попавший в Афганистан по долгу службы в звании лейтенанта, где позже был повышен до старшего лейтенанта, в настоящее время военный пенсионер. В преддверии годовщины он поделился с нами своей историей.

— Кирилл Николаевич, расскажите, как и когда Вы ушли на войну?

— Сам я родился в городе Полтава. В нашем городе были военные училища – связи и зенитно-ракетное.  В 1976 году поступил учиться в зенитно-ракетное, окончил его в 1980-м. Служил в городе Житомире Прикарпатского военного округа. В ноябре 1982 года в воинскую часть пришла разнарядка, и я уехал в Туркестанский военный округ. Приехал в Ташкент, получил документы, паспорт и транспортным самолетом 9 декабря 1982 я приземлился в Кабуле. В Афганистане служил командиром взвода  зенитно-ракетной батареи в мотострелковом полку. И там я прослужил по май месяц 1984-го, почти два с половиной года.DSC08260

— С какой боевой техникой Вам доводилось иметь дело? В какого рода операциях  участвовали?

— ЗСУ-23-4 «Шилка» – это такая гусеничная зенитная самоходная установка, в которой 4 ствола по 23 миллиметра каждый, из которых в минуту вылетают 2500 снарядов. Она и сейчас есть на вооружении многих стран.

Нашей основной задачей была противовоздушная оборона. Как правило, две машины всегда стояли на дежурстве, а еще две периодически выходили на задания – сопровождение колонн техники и другие. Вместе с «Шилками» на дежурстве также всегда стояли еще два ракетных комплекса «Стрела -10» .

— Что за два с половиной года в Афганистане  оставило в вашей памяти наибольший отпечаток?

— Самое тяжелое – это видеть ребят еще вчера живыми, а сегодня услышать весть о том, что кого-то из них не стало.

— Я вижу, у Вас много наград. Поведайте историю хотя бы одной из них.

— Награда дается за какое-то действие. Не будем высокопарно называть это подвигом, скажем, за какое-то действие. История о том, как я получил орден Красной Звезды.

Было уже около десяти часов вечера.  Наш полк стоял в определенном районе, где ожидал дальнейших приказов. И тут неожиданно начался обстрел. Люди не были к нему готовы. Место для нас было крайне неудобным, не были выбраны позиции. Хорошо помню это неприятное чувство, когда что-то свистит в воздухе и стучит по броне. Механик-водитель завел одну машину, я с одним солдатиком залез в башню через люк, и мы открыли огонь. После моря огня наступило затишье, и все закончилось.

— Были ли Вы ранены? Получали ли травмы? Лечились в госпитале?

— Нет, как таковых ранений не было, контузий тоже не было. Я лечился в госпитале во время вспышки вирусного гепатита. Основная масса военных переболели там гепатитом и малярией. Пройдя лечение, вновь вернулся в воинскую часть. Несмотря на то, что заболевания эти очень тяжелые и лечатся долго и трудно, это не было поводом для досрочной замены.  Все переболевшие вновь возвращались на службу.

— Расскажите немного про быт военных. Как жили, чем питались?

— Когда я туда приехал, для офицеров и прапорщиков уже были собраны бараки. Одноэтажные, в каждом около двадцати жилых комнат. Комнаты были рассчитаны в среднем на 3-6 человек. Также имелись туалет, душевая и умывальник.

Питались регулярно. Пока находились в полку, по расписанию  – завтрак, обед и ужин. Были масло, сахар. В каждой воинской части были свои хлебопекарни, бани и для солдат, и для офицеров. Перебои с поставками провизии бывали, но редко. Если задерживалась поставка мяса, нам давали консервы. Помню, как-то раз в полк привезли мясо кенгуру. Оно было завернуто в пленку, на которой стояли штампы Объединенного Королевства Великобритании и Австралии. Очень жесткое, тушил его старшина суток трое. Мероприятие, по поводу которого он начал его готовить, уже закончилось, а он его все еще тушил, — смеется Кирилл Николаевич.

— Приезжали ли в вашу воинскую часть артисты?

-Пока я  был, к нам не приезжали. Уже потом, позже, я смотрел фотографии, которые выставляли ребята в интернете, видел, что какие-то группы артистов  в полк приезжали. Помню, как-то летел я в самолете, уже годами позже Афганистана, и встретил казахскую певицу Розу Рымбаеву, которая выступала там для советских солдат с целью поддержать их.

— Чем вы занимались в свободное время?

-Свободного времени как такового было не много. «Шилки» всегда нужно было держать в готовности, из-за ветра и песков их нужно  регулярно чистить. Если вечером боекомплект в «Шилке» не полный, его необходимо  обязательно пополнить к утру. Третья часть моего взвода постоянно находилась на дежурстве.

Но не без минут отдыха, конечно. Фильмы смотрели. Мне особо запомнились «Чапаев» и «Шербургские зонтики» на узбекском языке. Некоторые небольшие мероприятия устраивали сами солдаты или офицеры, например, праздновали чей-то день рождения.  Бывали и плановые мероприятия, на которые мы выезжали всем полком, бывали и внезапные, когда раздавался голос: «15 минут до отбытия!» Собирались машины с провизией, так как это мог быть выезд не на несколько часов, а на несколько дней, и нужна была перестраховка также на случай, если задержимся по каким-то причинам. Теплые вещи, одеяла — все это хранилось наготове.

— Вы писали письма домой? Получали вести из дома?

— Да, конечно, писали. Дошли все письма, которые я писал жене и родителям. Очень скучал по маленькому сыну, которого вынужден был на время оставить из-за службы, едва тот родился. Бывало, конечно, письма приходили с задержками. Не писал я только последний месяц, потому как приблизительно в то время, как должно было дойти письмо, я уже и сам мог быть дома.

— Сегодня, в век компьютерных технологий, поддерживаете ли Вы связь через социальные сети с кем-нибудь из боевых товарищей, служивших вместе с Вами?

— Да. Но, к сожалению, не многие из них на сегодняшний день пользуются интернетом. Я поддерживаю связь с бывшим механиком-водителем, некоторыми офицерами. Мы переписываемся, делимся новостями, поздравляем друг друга. Все они после Афганистана разъехались по разным уголкам мира. Кто-то живет в Беларуси, кто-то в Казахстане. Интересно общаться с ними, узнать, как сложилась их дальнейшая жизнь. Очень хотел найти своего начальника Юрия Михайловича из Свердловска. Искал его очень долго, спрашивал у всех, кто мог знать, но не нашел. Никто не знает, куда он уехал. Хороший он человек, надеюсь, сложилось у него тоже все хорошо.

— Как сложилась ваша судьба после Афганистана?

— Я вернулся и продолжил служить в городе Николаеве до 1988 года, потом попал в Молдавию, оттуда меня перевели в Германию. И в 1991 году из армии я уволился.

— Каково ваше отношение к современным фильмам о войне, которую Вы видели своими глазами?

— Большинство фильмов слишком приукрашивают. Например, дедовщину в фильме «9 рота». Не было у нас там никакой дедовщины. Отношения зависели только от того, какой ты человек. Из множества просмотренных фильмов мне больше остальных понравился «Грозовые ворота».

— Что бы Вы сегодня хотели сказать молодым людям о войне?

— Мне всегда жалко на войне обе стороны. Все от этого страдают. Побывав там, начинаешь думать и жить совершенно по-другому. После афганской войны я видел много случаев, когда люди себя теряли и не находили. Спивались. Получали сроки за вспышки мимолетной агрессии. У кого-то это сильно отразилось на семейных отношениях.

Будьте воинами, защитниками. Но для этого не нужно воевать.

Интервью взяла Татьяна Головайчук

Фото автора

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

* Введите цифры с картинки (антиспам тест):