Особенный День Победы

Жан  БАТУРИН:

Мне пришлось служить в армии в переломное время — призвался в декабре 1990-го. Попал вначале в Литву, но потом там переворот случился, и нашу учебную часть расформировали, отправили кого куда. И уже 6 марта 1991-го я был в Бресте, Северная перевалочная база: так как ширина железнодорожной колеи в Союзе и за границей была разная, на этой и других подобных базах производилась перегрузка. Не боевая часть, такелажная. Один батальон работал на грузовой раме – танки, машины, крупногабаритные грузы, а второй разгружал что полегче на электрокарах. Когда Союз распался и начался вывод советских войск из Германии, Польши, тогда, конечно, объём работы большой был, парни там сутками торчали.

Но меня, поскольку я музыкант, определили в нештатный оркестр. Прапорщик говорит: «Ну, показывай, чего можешь?» Я сыграл на гитаре. «Хорошо, а ещё что?»  — «На трубе могу». Один день посидел в репертуаре – и 8 марта уже на концерте играл.

А что оркестр? Нас особо не напрягали. С утра подъём (мы  ночевали в роте охраны объектов), кровати заправили — и ушли в клуб. До обеда репетиции – каждый свою партию, отыграли, пообедали, потом сводный репетиционный, час-полтора привести себя в порядок – и построение. Построение отыграли – всё. После ужина — кино три раза в неделю или самоподготовка. Я на двух инструментах так и играл: на плацу на альте (это труба такая), а в ансамбле оркестровом (у нас эстрадная группа была)  – на гитаре. Можно сказать, что служба моя была – пионерский лагерь. Иногда нас привлекали территорию убрать, и то редко, или съездить помочь в теплицы, на мясокомбинат. Ну и выступали там, конечно, тоже.

Тем не менее, убеждён: армия – это становление человека, здесь начинаешь по-другому мыслить, вести себя, потому что начинаешь жить в коллективе, понимать людей, к порядку привыкаешь. Одно дело, когда ты на гражданке в компании двух-трёх друзей, и совсем другое – в армии. Там разные люди, тем более, что я служил ещё при Союзе, когда представители всех республик рядом были: узбеки, казахи, киргизы, ребята с Карпат, пару москвичей, из Латвии ребята, причём один из них – племянник актёра Ивара Калниньша. Был хороший парень из Фрунзе, а Ренат — аж из Южносахалинска, ему, грубо говоря, было ближе через Америку в Брест лететь. Кстати, он нам из отпуска таких деликатесов привёз: сумки три рыбы – красной, копчёной, вяленой, мясо крабов, икры свежей три больших банки (мы потом баночную красную икру по клубу катали, есть уже больше не могли). Сидим вечером, Вовка Дудин из Славянска берёт батон, разрезает вдоль пополам, мажет маслом, сверху икры и задумчиво так: «А в ресторане такой бутерброд баксов триста точно будет…» Вообще коллектив у нас дружный был, без дедовщины, всё-таки музыканты, люди творческие, интеллигентные, свой уровень общения.

После 91-го года, когда самоопределение бывших республик происходило, где-то в апреле нам сказали: кто хочет, есть возможность перевода, хоть в Казахстан, хоть в Россию, хоть на Украину. Но я подумал: мне чуть больше, чем полгода, служить остаётся, чего я буду куда-то ехать. Так и дослуживал в белорусской армии, хотя присягу мы больше не принимали. А своё двадцатилетие уже дома встретил. 7 сентября вышел приказ об увольнении в запас, а 8-го утром мне сказали: все, мы тебя оформляем, ты чужестранец и вали отсюда. Я такой: вот это да, шустренько! А напарника моего Сережку отпускать не хотели, он белорус, но – договорились. 9-го мы с ним собрались, поехали на недельку в Минск, покуролесили, как и положено дембелям – и домой. Так что получилось меньше двух лет служить.

А многие «иностранцы» оставались в Бресте, женились на местных. Город хороший, ещё не европейский, но уже не советский. Красивый, со своеобразной архитектурой, он мне нравился.

Но самое значимое для меня событие в армейской жизни, можно сказать, знаковое – как мы играли парад Победы в Брестской крепости. До сих пор вспоминаю – аж мурашки идут!

Брестская крепость – это особое место! Там чувствуется дух величия, который не передать, это надо видеть! Все эти монументы, грандиозные памятники производят громадное впечатление. Помню, когда ещё в школе учился, мать говорила: если будет экскурсия в Брестскую крепость, обязательно надо поехать, посмотреть. А тут  так повезло, мы не раз ходили в крепость в увольнительные. Но 9 мая 1991 года я всегда буду помнить как нечто особенное. Мы играли сводным оркестром – три коллектива, человек 70. Конечно, накануне репетировали. А в этот день такое вдохновение было! Всё так торжественно, красиво – колонны, люди. Впечатления – не передать! Этот парад Победы для меня незабываемый.

Историю записала Ольга Онищенко

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

* Введите цифры с картинки (антиспам тест):