«Гордиться своими предками не только можно, но и должно»

Благословенная крымская земля явила миру множество интересных личностей. Биографии Чехова, Вернадского, Волошина, Айвазовского и других гениев литературы, живописи, науки уже увековечены на скрижалях мировой истории. Однако несть числа и тем, чей дар и вклад в культуру страны и мира до конца не раскрыт и потому недооценен. Именно их судьбы являются объектом исследований краеведов и историков. А животворный материал для этих исследований продолжают поставлять потомки людей, которыми гордится Крым…

19 сентября в Судакском историческом музее состоялась встреча с дочерями (родной и приемной) заслуженной артистки кино СССР Марии Ростиславовны Капнист – Радиславой Олеговной Капнист и Ольгой Николаевной Дьяконовой. В качестве зрителей-слушателей присутствовали местные старожилы, краеведы, экскурсоводы, сотрудники ГБУК РК «Музей-заповедник «Судакская крепость», поклонники творчества Марии Капнист из числа судакчан и отдыхающих.

До начала встречи вниманию зрителей была представлена экспозиция портретных и групповых фотографий, а также видов Судака начала ХХ века из семейного (в определенной мере даже родового) архива Капнистов. Р.О. Капнист же в это время под аккомпанемент старых (возможно, даже граммофонных) записей классической музыки декламировала стихи своего предка, поэта ХVIII-ХIХ века В.В. Капниста.

Всемерно поспособствовал приезду в Судак наследниц «последней графини Украины», организации этой встречи, а также взял на себя роль ведущего мероприятия научный сотрудник ГБУК РК «Музей-заповедник «Судакская крепость» А.Д. Тимиргазин. Открыв мероприятие, он провел презентацию фото-экспозиции. Отмечено, что Судак век назад был местечком (самый низший уровень админустройства в Российской империи), что представители рода Капнистов обосновались в Судаке с конца ХVIII века. Число известных ярких литераторов, военных, агрономов из этого рода исчисляется десятками. В 1918-м в Судак на жительство с супругой и пятью детьми переехал граф Р.Р. Капнист. Он не избежал репрессий – был расстрелян 13 января 1921-го у Алчака (теперь там памятный знак). В 1925-м новая волна репрессий вынудила покинуть Крым и последних из оставшихся в живых Капнистов. Дочери Р.Р. Капнист – Марии – в момент расстрела отца шел шестой год…

«Нанизывайте бусинки памяти о своих предках, – призвала председатель Фонда памяти В.В. и П.В. Капнистов Р.О. Капнист, – гордиться своими предками не только можно, но и должно». Затем она рассказала о судьбе Петра Капниста, известного менее, чем его брат Василий, автор «Оды на рабство» и «Ябеды». Петр, будучи юношей, был воспитан в пансионе Санкт-Петербурга. Юного красивого придворного стражника однажды заметила Екатерина II, проходившая мимо со свитой, мило улыбнулась ему и что-то шепнула на ухо графу Потемкину. Петр рассказал об этом случае Василию, уже признанному придворному поэту, и тот объяснил брату, что императрица «положила на него глаз», что значит – быть ему новым фаворитом. Петр проявил независимый характер – уволился со службы и уехал из России, подальше от монаршего гнева, 20 лет колесил по Европе, был принят при многих монарших дворах. Оказывая услуги при посольстве Англии, Петр познакомился с красавицей-аристократкой, сочетался с ней браком и вместе с ней вернулся в Россию. В родовом имении на Полтавщине, дабы угодить супруге, тоскующей по родине, он разбил парк в английском стиле. Но ностальгия продолжалась восемь лет, и супруга отказывала П. Капнисту в близости, а он мечтал о наследнике. Тогда он… исчез на целых 14 месяцев. За это время он обустроил имение, приобретенное в Судаке (также в английском стиле), привез туда из Великобритании всю родню благоверной и лишь тогда организовал переезд жены в Крым. Для нее это оказалось таким приятным сюрпризом, что П.В. Капнист вскоре стал отцом. Сын Илья остался единственным ребенком, но у него, в свою очередь, было десять детей…

Далее Радислава Олеговна рассказывала о матери. Дочь у Марии Капнист забрали в двухлетнем возрасте. Общаться они начали спустя годы. О детстве же матери Радислава узнала лишь тогда, когда они вместе впервые пошли к Алчаку и поставили свечку на месте расстрела дедушки… Первые два года семья Капнистов в Судаке жила счастливо. Мария делилась воспоминаниями о домашних спектаклях, визитах Волошина и доктора Елпатьевского, высоко ценивших графскую библиотеку, беззаботных прогулках в окрестностях Судака. 26 декабря 1920-го отца арестовали, в канун Нового года начали допросы и серию (около 20) обысков в имении. Террор набирал силу, дворянской семье отказали в продуктовых карточках, при обысках не только крушили мебель топорами и забирали последнее съестное, но и лишили жизни некоторых домашних. Старшая дочь графа, 15-летняя Лиза, взвалила на себя недетскую ношу, непонятно где добывала съестное и для семьи, и для передачи отцу. Когда же графа расстреляли, Лизонька пережила его всего на два дня (доктор не смог определить, отчего умерла девочка). В поддержку графской семьи судакчане собирали подписи, но в 1925-м детей начали отправлять в детские дома. Марию и прятали в пещерах, и переодевали в крымскотатарскую одежду, но и она не избежала этой участи… В школу ее взяли, но доучиться не дали,  а вскорости Марию отправили в лагеря. Отрывочные ее воспоминания – на грани фантастики. Не сломленная каторжным трудом, Мария ставит в лагере спектакль с декорациями и костюмами «под ХVIII век». Сидя в одиночке, занимается вышивкой «музейного качества». Приручает злобных лагерных овчарок. Взглядом заставляет обратиться в бегство напавшего на телегу каторжан матерого голодного волка (позже, на свободе, при съемках фильма «Руслан и Людмила» она приручает тигра). Спасая в шахте заключенных, останавливает своим телом вагонетку и остается жива… В 2007-м, как отметила Радислава Олеговна, отметили 250-летие В.В. Капниста, а в прошлом году – столетие Марии Капнист. Завершила же выступающая свой рассказ интересной историей. Мать по объективным причинам не успевала на свадьбу дочери и дала телеграмму. Ее принесли во Дворец бракосочетаний за секунду до того, как невеста должна была поставить подпись, означающую согласие взять фамилию будущего супруга. Текст телеграммы: «Фамилию Капнист неси гордо. Поздравляю! Мама».

«Величайшее счастье – встретить в жизни людей, которые тебя понимают, – начала свой рассказ О.Н. Дьяконова. – Я живу в Ленинграде, Рада – в Харькове, мама жила в Киеве, но мы, родственные души, были и остаемся вместе». Затем она, переняв (как сама призналась) манеру декламации матери, прочла любимые стихи Марии Капнист – Волошина, Арагона и (как считает выступающая) ее собственное. Далее были воспоминания о совместно выпускаемых «семейных газетах», написании под диктовку мамы сотен писем друзьям и знакомым, а также оформлении самодельных открыток с поздравительными текстами, написанными несколько высокопарным, но изящным слогом. «Мама могла в общении поднять самооценку любому собеседнику. Легко общалась с иностранцами, не зная языков», – завершила череду воспоминаний Ольга Николаевна.

Ну а профессиональную оценку творчества Марии Капнист дал получасовой фильм из серии «Человек в кадре», показанный в завершение встречи. Известные режиссеры и актеры емкими характеристиками и воспоминаниями существенно дополнили портрет «самого колоритного типажа, самого фактурного актера советского кино». В частности, режиссер В. Рубинчик дал такое резюме: «Как говорят в Одессе, Мария Капнист – человек из «раньшего» времени. Теперь таких не делают»…

После встречи общение зрителей с дочерями Марии Капнист продолжилось в неформальной беседе во время чаепития.

В. Садовый

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

* Введите цифры с картинки (антиспам тест):