Сосновый бор в аэропорту — почему бы и нет?

В редакцию нашей газеты дошли слухи о том, что в с. Вороне недавно поселился мастер прикладных искусств, творящий свои произведения в каком-то особом восточном стиле. Эти слухи подтвердились. Беседуем с А.Г. Чабаном.

-Андрей Георгиевич, поделитесь с нашими читателями информацией о себе и роде своих занятий.

-Родился в Киеве. После школы закончил в 1997-м Академию МВД. Работал по специальности на разных должностях, в последнее время – командиром взвода спецподразделения «Беркут». В 2004-м понял, что исчерпал себя в этой профессии, и, уволившись, занялся тем, что до этого считал своим хобби. С детства увлекался моделированием (авиа-, паровозов и т.п.), а позже «заболел» композицией миниатюр природных ландшафтов. Наиболее близкие к тому, чем занимаюсь, техники – японская «бонсай» («дерево в плошке») и китайская «пэнджинг» («ландшафт в миниатюре»). Некоторые «бонсай» растят сотнями (!) лет, и они являются национальным достоянием Японии, но ни одно хвойное дерево и мох не могут расти в помещении. Я, занимаясь уже более 20 лет, двигаюсь параллельно двумя направлениями: делаю «коммерческие» миниатюры и совершенствуюсь в художественных проектах.

-О последнем интересно узнать поподробнее.

-В 2004-м АН Украины подтвердила два мои патента на изобретение: способа консервации хвойных растений и мха, а также раствора для этой консервации. Таким образом, я единственный на планете знаю секрет сохранения ливанского кедра, можжевельника, мха и композиций из них для интерьера на десятки лет. Еще один глобальный художественный проект – 3D-моделирование полотен классиков с хвойными пейзажами. Конечно, в приоритете И.И. Шишкин, но недавно выставлял «Горные кедры» (на снимке – прим. ред.) – репродукцию одноименного полотна русского пейзажиста-реалиста Т.В.Ряннеля.

-Много производите «коммерческих» миниатюр?

-Счет идет на тысячи. Изготавливаю, в среднем, 2-3 в день. Несколько лет работал в Гонконге. Там произвел и реализовал более тысячи работ. Ну, и в России, главным образом, в Москве и Санкт-Петербурге веду деятельность. Был проект ландшафта для Бориспольского аэропорта, дошел до переговоров с вице-премьером Украины, но тамошняя коррупция поставила на идее крест. Но с 2011-го живу и работаю в селе Ворон с женой, Ольгой Васильевной Водопьян, — моим вдохновителем и критиком «первой инстанции».  Так что ландшафт для Симферопольского аэропорта – в планах. Стоит моя ландшафтная миниатюра и в фойе здания Судакского горсовета, и в Никитском ботаническом саду. Готов концепт парка-музея, который будет в Вороне.

-Работаете только вдвоем?

-Под Киевом был у нас цех – 15-20 мастеров. А сейчас – сами. Школьникам и жителям поселка, желающим приобщиться к созиданию, преподаю азы мастерства.

-Конкурентов не боитесь?

-Не вижу их. С отдельными мастерами «бонсай» пересекался, но моя специфика – вне конкуренции. Да и по ливанскому кедру никто не работает, а я еще здесь освоил сосну Судакскую  (Станкевича).

-Где берете материал?

-В лесоохотничьем хозяйстве покупаю. Деревья при этом не страдают, весь материал – от санитарных обрезок нижних ветвей.

-Много было у вас выставок?

-Порядка 50. Но особенно престижных – с десяток. Чаще выставляться мешает специфика изделий: чересчур хрупкие для регулярной транспортировки. Кстати, пользуясь случаем, хочу поблагодарить за помощь в организации в 2013-м первой выставки на территории Крыма в селе Ворон директора сельского клуба В.Г. Будникову. Также большое спасибо за сотрудничество начальнику отдела по делам культуры и межнациональным отношениям администрации г.Судака В.В. Воротиловой и ее заместителю Е.В. Николаенко.

Беседовал В. Садовый

фото предоставлено А.Г. Чабан

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

* Введите цифры с картинки (антиспам тест):