Их детство обожгла война. Приближали как могли…

«Судакские вести» продолжают публикацию воспоминаний о военном времени, каждое из которых– это не просто история, это чья-то судьба, которая в суровые годы была частицей общей всенародной судьбы.

Из воспоминаний Валентины Ивановны Ведерниковой (Новиковой):

-У родителей 8 детей было в семье (мама 11 родила, но трое умерли). Мы жили в Грушевке на отшибе,  виноград рядом рос. Отец, Иван Леонтьевич Новиков, 1901 г.р., был связан с партизанами, в лес уходил, а мать с детьми оставалась.

Как-то партизаны у нас рацию оставили – помню, сундучок такой, а тут как раз то ли немцы, то ли румыны пришли. Хорошо, что сестра успела её в кровать спрятать. Они лазили-лазили – не нашли рацию эту. А так бы сразу расстреляли всех.

Была у нас корова и бык, и немцы корову забирали. Мать давай кричать, что восьмеро детей, как без кормилицы? Ну один из них и говорит: «Гут, гут», дескать, хорошо, пусть останется. При немцах мы в Советский район уехали, в степу жили. Там школа большая была, и рядом колодец – доставали из него воду и коров поили. Вечером  румыны вот так налетают — где-то болтаются, а на вечер едут сюда. Мы в сенцах на соломе спали, а они в комнате на кровати. Приезжают, мамалыгу из кукурузы варят. Стол такой длинный у нас был, и вот они на стол – шлёп! – казан с мамалыгой. И чай с сахарином пьют. Тут кинулись – нету сахарина. Так они стали брата маленького плёткой бить по рукам, бедненького, ему лет 7-8 было. Мать кричит: «Не бейте, он не брал, никто не заходил туда!»

Еще помню, что двоюродный брат мой полицаем был. У нашей соседки два сына было, и она их спрятала в курник. А полицаи эти приехали – папахи такие, бурки у них, плётки – и одного  их этих парней (27-го года он был) взяли, привязали за ноги и тянули лошадями…

В Грушевку мы приехали в 49-м, уже без отца, он умер в 48-м. Он воевал, в Венгрии войну закончил. Фотография есть там сделанная: с автоматом он стоит, в пилотке. Мать-покойница нам сделала всем детям с неё портреты, 8.50 получала старуха, а всё равно на память с той карточки  портреты сделала, у меня он над кроватью висит. Умер отец от болезни, когда в войну окопы рыл, мокрота сильная была, холодно, вот и застудился.

А два брата отца, Сергей и Тимофей, в Севастополе оборону держали, Тимофей и день Победы там встретил. Похоронены рядом они.

Записала воспоминания Ольга Онищенко

При публикации использованы фото из сети интернет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.