#ДембельскийАльбом «Армия – это дисциплина, порядок, которых не хватает нынешней молодежи» — Константин Рожко

В праздничном выпуске газеты #СудакскиеВести, мы продолжаем наш проект #ДембельскийАльбом, который за 5 лет своего существования уже стал настоящей изюминкой номера, посвященного Дню защитника Отечества.
В печатном варианте подписчики увидят эти истории завтра, а сегодня мы решили опубликовать их на сайте газеты. Надеемся, что новые истории придутся вам по душе.
Итак, стартуем.

Бытует мнение, что большинство чиновников в армии не служили. Хотим его опровергнуть рассказом главы муниципального образования, председателя Судакского городского совета Константина Рожко.

Константин Васильевич Рожко был призван в Вооруженные силы Советской армии в 1987 году, а так как имел за плечами оконченное медицинское училище по специальности «фельдшер», то и служить попал в самый настоящий гарнизонный военный госпиталь в славном городе Харькове. Три месяца учебки, а потом почти два года в травматологическом отделении.

Если говорить о буднях армейца Константина Рожко, то в учебке, как и все призывники он прошел строевую и физическую подготовку, сдачу нормативов, освоение устава, стрельбища.

— Первый день, когда только привозят в воинскую часть, когда тебя еще только оторвали от маминых котлет, ощущения еще непонятные, куда ты попал, и что ты здесь будешь делать. Ощущение того, что ты уже мужчина, пришло на приеме присяги — вот тогда было громадное чувство гордости, что ты здесь не просто так, ты теперь защитник Родины, защитник великой державы.

В учебке мне посчастливилось служить с Сергеем Сивохо, есть такой украинский комик, выпускник Донецкого политеха. Помню, как вечерами он для нас, солдат и командиров, под гитару исполнял песни разными голосами. Получалось очень классно, особенно «Modern Talking».

Если говорить про армейские будни, которые начались уже в госпитале, то они выглядели так: подъем в 5 утра, собрать пациентов, кому какие назначены анализы, обследования, рентген, УЗИ, развести по кабинетам с историями болезни, потом раскладка лекарств, перевязки. Плюс участие в операциях — плановых, экстренных. Случались и ночные операции, когда остается один дежурный хирург на весь госпиталь, и мне приходилось выполнять роль его ассистента. Время летело быстро, опыт колоссальный, ни секунды не жалею. Если бы вернуть всё назад, я бы ничего не поменял, — рассказывает Константин Рожко.

Были и особые случаи, которые помню до сих пор. Попал к нам курсант одного из последних курсов артиллеристского училища: выполняя упражнения по сдаче нормативов на перекладине, он сорвался, получил компрессионный перелом шестого шейного позвонка. Я тоже участвовал, когда его оперировали. В Харькове есть институт ортопедии и травматологии, и мы часто пользовались услугами его специалистов. Тогда на операции парню поставили шейный имплант, семь месяцев у нас пролежал, как сейчас помню, Слава Кучер, выписывался он на коляске, но, тем не менее, он остался жив.

Один случай, который тоже запомнился, когда курсанты-первогодки военного училища возвращались по городской территории из бани, а в них врезался рейсовый автобус, водитель не справился с управлением.

И вот к нам привозят человек 14 с травмами различной степени тяжести. Тогда подняли всех врачей, которые только могли быть задействованы, работало сразу семь операционных.

В медицине всякое бывает, к тому же отделение у нас было сложное. И потери были, и неудачи в лечении, и смерти были. Говорят, что медики адаптируются и привыкают. Скажу честно, к такому привыкнуть нельзя.

Самый главный принцип, который я для себя вынес из армейской службы в медицинской сфере — это самодисциплина и понимание: в жизни не бывает мелочей, из них состоит что-то большое, глобальное, и результат.

Посчастливилось мне там же, в госпитале, познакомиться с Мишей Епифанцевым (его уже нет живых). Это сын Георгия Епифанцева (снимался в фильме «Угрюм-река») и старший брата актёра Владимира Епифанцева. Одна из первых ролей Миши — в культовом сериале «Место встречи изменить нельзя», он сыграл внука сторожа магазина, который погиб при попытке сообщить в милицию об ограблении. Очень интересный человек, рассказывал, как у них в актерской семье жизнь проходит, много рассказывал про Высоцкого, он часто бывал у них дома. А я вообще фанат творчества Владимира Семеновича, и, конечно, мне было очень интересно слушать истории о своем кумире. Была у Миши мечта сняться с Лаймой Вайкуле в каком-нибудь боевике.

-Константин Васильевич, Рожко был добросовестным бойцом, или были «залёты», наряды, самоволки?

-В учебке наряды были часто: по воинской части, по казарме, дневалили, «стояли на тумбочке» по два часа — всё как положено. В госпитале нарядов не было, там была уже профессиональная работа в отделении с больными. И, конечно, куда же без «самоволок»? — улыбается Константин Васильевич. -Особенно по вечерам в выходные, когда командование госпиталя отдыхало, мы переодевались в гражданскую форму и уходили в город. Харьков очень красивый, было что посмотреть, куда сходить.

От службы в основном положительные воспоминания. Советская армия была многонациональной: узбеки, казахи, молдаване, грузины, дагестанцы, белорусы… Это была большая дружная семья.

Со многими ребятами связь после армии поддерживали. Мы долго общались, и считаю его основным учителем в моей жизни, со старшим ординатором майором Сергеем Алексеевичем Коржом. Очень мудрый, очень грамотный травматолог, его школа мне многое дала.

— Хотелось ли служить в армии, или в то время это даже не осуждалось?

-Тогда это не обсуждалось. И служить в армии было почетно, не было такого, как сейчас: хочу – не хочу. Это было надо, и нам прививали сознание того, что каждый мужчина должен служить, еще со школьной скамьи. И даже ребята, которые по состоянию здоровья не попадали в армию, а были и такие, были у меня такие друзья, они очень сильно жалели об этом.

-Была ли во время вашей службы «дедовщина»?

-Были случаи, и мне кажется, что она была более развита, чем сейчас. В основном это было в учебке. Старослужащие «учили». Здесь всё зависит от твоего характера. Если ты был слабый, то этим непременно пользовались, если ты мог дать отпор, проявить силу духа, тогда от тебя просто отставали.

Вспоминая дембель, Константин Васильевич улыбается.

— Это был торжественный момент. Нас всех построили на большом плацу на территории воинской части, вручили военные билеты, наши командиры сказали напутственные речи, поблагодарили за службу. Мы при параде, долго готовили эту парадную форму, на автобус — и домой. Причем я своим не сообщал, что еду, это был сюрприз. Я жил в Луганской области, Харьков не так далеко, 5 часов на автобусе. Приехал домой, мама в слезы от радости.

-Сейчас молодёжь не слишком стремится идти служить в армию, многие боятся, какое напутствие Вы бы им дали?

— Считаю, что каждый молодой человек должен оторваться «от маминой юбки», обязан самостоятельно пройти часть жизни, для того, чтобы потом смело шагать, осваивая профессию, работая где-то в коллективах. Армия — это дисциплина, это тот порядок, которого нынешней молодёжи сейчас не хватает. Зарядка, пробежка, завтрак, обед, ужин, отбой — всё по расписанию, всё в одно и то же время. Армия дисциплинирует, её должен пройти каждый. Нужно убеждать своих детей, что если ты сильный, твое здоровье позволяет, то однозначно каждый мужчина должен отслужить. Это только на пользу, это воспитывает характер, это дисциплинирует. С армии уже приходят совсем другими. Уже не мальчики, дети, а мужчины.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.