Наташа Васильева-Халл: «Группа «Кино» была, есть и будет, а Виктор Цой пел, поет и будет петь»

21 июня легенде русского рока Виктору Цою могло бы исполнится 60 лет. Обычный ленинградец, он буквально родился с гитарой в руках и смог завоевать любовь миллионов, став голосом поколения.

Сегодня, мы хотим вспомнить еще одного человека, творчество которого было неразрывно связанно с именем Виктора Цоя и группой «Кино». Наташа Васильева-Халл, легендарный фотограф Ленинградского рок-клуба. В прошлом году в Судакском историческом музее (бывшая дача Функа) прошла персональная выставка работ, которая была приурочена ко дню рождения лидера группы «Кино». Тогда на выставке побывал журналист нашего издания Марина Урникеня, которая записала интервью с фотографом. Наташа Васильева-Халл рассказала о своем знакомстве и работе с Виктором Цоем. Публикуем материал, вышедший 24 июня 2021 года в газете «Судакские вести».

На фотовыставке «Из Рок-клуба в Космос» Наталья представила свои  снимки, сделанные в те годы, когда звезда Виктора Цоя только поднималась, когда группа «Кино» стремительно двигалась от подпольного существования в рамках «широкой популярности в узком кругу» к заслуженной всенародной славе. Здесь запечатлены эксклюзивные моменты творческой и семейной жизни музыкантов, которые дает возможность зрителю ближе познакомиться с персонажами, давно ставшими легендарными. Выставка позволяет увидеть неизвестные фото, а комментарии автора создают впечатление живого дружеского общения с ними и приобщают к неповторимой эпохе зарождения российского рока.

Наталья Васильева-Халл в своем архиве хранит, пожалуй, всю историю рок-движения советской страны с 1973 года. О тусовках, рок-музыке, знакомстве с Виктором Цоем, уникальной коллекции-летописи, творчестве и жизни легендарных музыкантов в нашем интервью.

— Наталья, Вы известны в официальных и неофициальных источниках как девушка с фотоаппаратом и ветеран русского рока. Работы, которые сегодня представлены на выставке, больше посвящены участникам группы «Кино», Виктору Цою, или здесь есть и другие?

— Я немного не согласна со словом ветеран. Скорее, я позиционирую себя как фотограф ленинградского рок-клуба, именно так, в этом понятии сконцентрировано все: и девушка с фотоаппаратом, и ветеран. Я начала фотографировать за 10 лет до возникновения ленинградского рок-клуба, рок-музыкантов фотографирую с 1973 года, поэтому и представленные работы, посвященные многим известным рокерам. Скажем, всего понемногу, но акцент все же сделан на участниках группы «Кино».

Александр Титов, Георгий «Густав» Гурьянов, Юрий Каспарян, Игорь Тихомиров, Вячеслав Бутусов, Борис Гребенщиков – для поклонников рока это легендарные музыканты и исполнители. Я попыталась в этой небольшой выставке хоть чуть-чуть отразить их прорыв и рывок из подвалов и подполья на стадионы и огромные площадки страны.

— А есть еще фото, которые еще не видели поклонники русского рока?

— О да, у меня полный подвал негативов, не отсканированного и не просмотренного материала. У меня был сканер для негативов, но при работе над кадрами солистов и групп  «Алиса», «Кино», «Аквариум» он не выдержал нагрузки, сломался, а на другой денег пока нет. Поэтому еще остались моменты, о которых будет приятно вспомнить. Мне дороги все мои фото. И очень приятно, когда говорят: «Ой, я эту фотографию знаю, но не думал, что вы автор».

— Что Вам больше нравится: слушать рок или фотографировать во время концерта?

— Для меня это неразрывные вещи. Как только я перестаю фотографировать, перестаю слушать. Мне неинтересно. Это как открытие портала, с помощью фотоаппарата я вхожу в энергетический поток рока, мы неразрывны.

— А помните тот момент, когда у Вас в руках оказалась камера?

— Конечно. Мама на 15-летие подарила фотоаппарат «Смена-8». Я была очень счастлива. Фотографии — это любовь и волшебство всей моей жизни. У нас в семье очень любил фотографировать папа. Когда я была маленькой, мне очень нравилось наблюдать за процессом появления фото, особенно утром, когда в воскресный день мы вместе с отцом рассматривали свернутые в трубочку маленькие рулончики, разложенные для сушки на газеты. Разворачиваешь эти «трубочки» – а там чудо-волшебство:  наш кот, наша машина. На меня это так действовало, эти моменты я очень любила. А потом у меня появилась камера, и понеслось: я фотографировала все и везде.

— А сейчас продолжаете?

— Абсолютно, на мобильный телефон. Совсем недавно, в Петербурге,  в Ледовом дворце, на самой большой площадке города состоялся концерт воссоединенной группы «Кино». Я была единственным аккредитованным фотографом и работала рядом с видео-операторами, изображения которых транслировались на большие экраны зала. Было не очень удобно, потому что у меня был гипс на руке, фотографировала на мобильник. На представленной выставке есть несколько фото с этого концерта. Хотелось бы камеру, но, к сожалению, у меня пока нет возможности ее приобрести.

У Вас есть любимая или особенная для Вас группа?

— Их несколько. «Алиса» близка своей энергетикой, я ее очень хорошо чувствую. Петербургская группа «Dominia», исполняет достаточно тяжелую музыку, в основном выступает в Финляндии. «Аквариум», много лет их слушаю и езжу с ними по всей стране. Недавно у меня вышла книга «20 лет с «Аквариумом». Это воспоминания из поездок с участниками этой группы по всей стране – от Камчатки до Калининграда, от Мурманска до Краснодара, Гурзуфа. Вместе с группой, тесно сначала в хибарах, лачугах, а потом Нью-Йорк и Таймс сквер — такая траектория вверх. И многие другие.

А как Вы познакомились с лидером группы «Кино» Виктором Цоем?

— Сначала я его увидела в какой-то квартире, с гитарой. Он со своей группой  пришел в мою тусовку. Тогда-то я их заметила и начала фотографировать. Они взрослели, творчески росли у меня на глазах, но до этого были записи их песен, мы слушали вместе с моим парнем. Уж очень нравилась мне песня «Электричка везет меня туда, куда я не хочу», может, потому, что жили на даче, и очень не хотелось с утра тащиться на работу в электричке. Это было очень близко, по-простому трогало самые потаенные душевные струны. А потом была вечеринка в честь тридцатого дня рождения Севы Гаккеля, виолончелиста группы «Аквариум», он работал тогда сторожем в ПТУ и  пригласил отпраздновать всех друзей . Представьте, ночью приехали многие рок-музыканты. В холле учебного заведения собралось много народа. Было все по-простому: колбаса, скатерти из газет, портвейн и Цой. Сидит в белой рубашке, с неимоверно раскосыми глазами – таким я его видела впервые. И мой парень сказал, что он из группы «Кино», и она очень ему нравится. На что Цой ответил, что и ему (Цою) она очень нравится. «Прихожу домой, сразу ставлю и слушаю», — сказал он. Так произошло наше знакомство.

После этого я стала везде и всюду, где он появлялся, на него обращать внимание. Звезду видно сразу, да и общение помогало фотографировать, хотя четкой цели подружиться с ними у меня не было. Это получалось как-то просто и само собой. Например, после концерта, уже в гримерке, после выступления музыканты просто светятся, это тот момент, который невозможно подделать, сыграть. Этот триумф на лицах ни в какой студии, никакими дорогостоящими камерами нельзя сделать специально. Они искренние и настоящие. Иногда было трудно, потому что в этот момент рядом много людей: подружки, жены, друзья, менеджеры, соседи – полно народу, и каждый отвлекает. Сделать хороший кадр, да еще и группы, тяжело, трудно сфокусировать внимание всех участников на себе. У меня уже были маленькие хитрости, которыми я тогда пользовалась, чтобы запечатлеть всех на одной волне.

Я не училась на фотографа, но, по-моему, профессионализм не зависит от обучения. Это личностное восприятие, пропуск через себя, демонстрация и показ того, как смотрят на тебя. Например, взять семейные фото Цоев, Марьяны, Вити и Саши. Они ведь смотрят на меня, при этом они знают, что я фотограф. Они знают, что я эти фото буду тиражировать, пусть в примитивных условиях: в комнате коммуналки, за шкафом, за которым спит моя маленькая дочь, но они мне доверяют и знают, что этот момент их жизни будет показан многим.

А Ваши родные и близкие как относились к такому увлечению?

— Честно, мой папа очень отрицательно относился. Прямо категорически. И к Цою тоже. Он говорил, что он даже нот не знает, нигде не учился. Он постоянно говорил: «Зачем, зачем ты с этими «гопниками» собираешься?» Он был начальником транспорта на Васильевском острове, добился всего своим трудом и не воспринимал вообще таких людей. Я ему все время говорила, что с такими «крутыми» ребятами имею дело, и точно приеду к нему на белом кадиллаке. Я в это верила, как в голубое небо. А потом раз – и Цой умер. И тогда впервые в Петербурге, во дворе рок-клуба, собралось огромное количество поклонников его творчества, и все они шли по Невскому к кладбищу, около ста тысяч человек. В Петербурге никогда подобного не происходило. Поскольку мой папа имел дело непосредственно с транспортом, все движение в этот момент остановилось. Это вызвало большой резонанс, эту демонстрацию показали по телевизору, где огромное количество людей с портретами Цоя в трауре. Вот тогда он понял, что я не шутила, что это все серьезно.

Нужно отметить, что такое не восприятие – это характерная черта и для современной России. Раз явление не поддерживают СМИ, то о нем знают только те, кто в этом явлении участвует. Достаточно купить билет на рок-концерт хотя бы раз в пять лет. Если ты один раз был, то ты этого не забудешь и будешь знать точно, что рок-музыка есть.

Сейчас эти музыканты собирают огромные концертные площадки поклонников своего творчества. Рок-музыка есть, и то, что ее не показывают по телевидению, это как раз фактор, который позволяет остальным, которые не ходят на рок-концерты, думать, что ее нет на самом деле. На Западе как? Включаешь телевизор, каждый канал распределен по тематике: новости, кино, кулинария, искусство, спорт, рок-концерты, и эти участники телевещания – равноправные части современной культуры. Рок-музыка тоже равноправная часть культуры, как кинематограф, литература, театр, спорт, экология. Не обязательно любить «Роллинг Стоунс», чтобы знать, что они «крутые ребята». И поэтому в обществе  к ним соответственное отношение.

Как пришла идея выставки в Судаке?

— С января по июнь в Петербурге проходила выставка в Русском музее, под названием «Рок Клуб». Мой друг – Вася Игнатьев, музыкант, вокалист, киноман и лидер группы «Фильм». Знакомы мы очень давно. Он из молодого поколения, которое выросло на музыке наших рокеров, и Виктор Цой стал той фигурой, которая вырастила Васю-музыканта. Он знаком и дружит с Ксенией Симоновой, потрясающей художницей, мастером песочной анимации. Она тоже любит творчество группы «Кино». Ксения приезжала в Питер с семьей, и Вася привел их на мою выставку, там с ней и познакомились. До этого я была знакома только с ее гениальными песочными историями. Я очень горда знакомством с ней, нам очень интересно наше общение. И выяснилось, что у нее есть знакомый из Судака, который занимается рок-клубом. Она спросила меня, не хочу ли я поучаствовать в этой тусовке. Поэтому я здесь. И встретили меня здесь просто замечательно и тепло.

Ваши творческие планы?

— Нужно доделать буклет к 40-летию рок-клуба, его отмечали 7 марта в узком кругу. 12 августа планируется это событие отметить на стадионе, более масштабно, где будет играть группа «Кино». Это символично, потому что 15 августа день смерти Виктора Цоя. Многие хотят попасть на это мероприятие, приедут со всей страны, и если ничего не помешает, оно состоится.

Сейчас дизайнер Оля Фадеева из Русского музея работает над дизайном буклета. У нее интересный взгляд на этот проект, я бы сказала, видение нового поколения, которое выросло на этой музыке.

К сожалению, вариант обложки буклета придется изменить и вписать рок-музыку в советскую реальность. По-моему, этого делать не нужно. Рок-музыка с первого такта противоречит советской реальности, она не была ее частью ни одной секунды своего существования, и она никогда не была против, не боролась с этой властью, она была просто вне. Я думаю, с этим согласны многие поклонники русского рока.

Эта яркая, хрупкая и простая в общении женщина выбирает праздновать жизнь, радоваться тому, что группа «Кино» была, есть и будет, что Виктор Цой пел, поет и будет петь. По ее мнению, в мировой рок-музыке есть только одна группа с такой же ослепительной траекторией взлета, и такой же короткой – это «Битлз». За десять лет «Битлз» необратимо изменили мир, а «Кино» необратимо изменили огромную страну. Ее фотоснимки для тех, кто слушает музыку «Кино» и поет их вместе с Цоем. Ее фото – как кадры со вспышкой в темной комнате, показывающие траекторию фантастического взлета легендарной рок-группы.

Фото Виктора Цоя взято из открытых источников

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.