«Дембельский альбом»: Неизвестная «фото-война» — рассказ Анатолия Дмитриевича Соколова

Листаем «Дембельский альбом» и новая страничка с рассказом «Неизвестная «фото-война»»  от нашего читателя и подписчика газеты #СудакскиеВести мичмана запаса Анатолия Дмитриевича Соколова.

-О событиях 1967-1969 гг. в районе Суэцкого канала сегодня, наверное, всем все известно – гриф секретности снят за давностью лет. Напомню. Весной 1967-го израильские ВВС сбили 6 МИГов сирийских ВВС, и – понеслось: переброс египетских войск в Синай, десант в Шарм-эш-Шейхе, контроль ОАР над Тирольским проливом, блокада порта Эйлат. В ответ – с 1 июня «шестидневная война», удар по арабским аэродромам, триумф генералов Моши Даяна и Ицхака Рабина, под контролем Израиля – Западный берег Иордана, Газа, Синайский полуостров, Голанские высоты (30 км от Дамаска).

Потом – «уход в отставку» президента Египта Гамаля Абделя Насера, возвращение его к руководству страной после казни своих генералов, совещание лидеров арабских стран в Хартуме, разрыв СССР дипотношений с Израилем и начало военной поддержки арабов. В оперативную группу советских войск, направленную к линии фронта – Суэцкому каналу – входили зенитно-ракетная дивизия и авиационное подразделение. Советские летчики, ракетчики и войска ПВО участвовали в боевых действиях и с честью выполнили интернациональный долг…

То, что в ОГСВ была включена и военно-морская группа,  тоже не секрет. Вот только она не была направлена к Суэцкому каналу в августе 1967-го, а находилась там с самого начала арабо-израильского конфликта для сдерживания ВМС США. Я проходил службу в 1967-69 на сторожевом корабле-разведчике «Ворон». Именно этот легендарный СКР, имея на палубе реактивно-минометную установку «Катюша», геройски участвовал в освобождении Севастополя от фашистов в годы Великой Отечественной. Кроме «Ворона», в нашем секторе боевое дежурство несли корабли «Куница» и «Рысь». Непосредственно в боевых действиях тройка этих кораблей не участвовала, но задания выполняла… в области разведки. Нам противостояли (слава Богу, пассивно) мощные авианосцы. Знать о вооружении каждой такой боевой единицы флота было важнее, чем дразнить ее торпедами. Поскольку я совмещал командование б/ч-2 (артподразделение) с исполнением обязанностей внештатного корреспондента газеты «Звезда», мой фотоаппарат «начальство» (по линии разведки) приравнивало к оружию. Для нужного кадра (скрытую съемку, конечно, вел не я один – целая группа) шли на огромный риск. Долго везло, пока мы вконец не «обнаглели», нарушив конвенцию, вышли из своего сектора, отведенного ООН, и вплотную приблизились к ближайшему авианосцу. Какую «дурь-прикрытие» при этом передавали наши сигнальщики, не знаю (заблудились? поломались? напал морской змей?), но тревога на авианосце заревела явно с опозданием, и торпеда догнала «Ворон» уже «дома», в родном секторе. Обошлись «малой кровью» – лишились лопасти винта.

Без «боевого задания» не обошлось, и когда встречали на борту высокого гостя – самого Г.А. Насера. Пригласили его для того, чтобы продемонстрировать, какой должна быть в войсках настоящая дисциплина, а то он своих арабов совсем распустил: сброд какой-то, а не армия. Установка нашей группе: в ближайшем окружении Насера – американский шпион. Во время групповой съемки с официального ракурса он может подставиться – инстинктивно спрячется за передних, чтобы лишний раз не «светиться». Поэтому через визир орудия «работал» еще один фотоаппарат – с другого ракурса. Шпион был вычислен, «фотогруппу» отметили, а мне даже посчастливилось сохранить «неофициальный» кадр.

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *